С болью в сердце вспоминаем. К 80-летию начала Великой Отечественной войны

Важное Год народного единства Общество

Вероломного нападения фашистской Германии на Советский Союз ровно 8 десятилетий назад в силу весомых различных причин могло бы и не быть.

Вся история человечества состоит из войн: больших и малых.
Первым документом о реальной войне многими историками трактуется древнешумерский «Список царей», датируемый 2700 годом до нашей эры.


Самой же короткой войной было военное столкновение между Занзибаром и Великобританией – всего 38 минут, но за это кратчайшее время успели погибнуть 500 человек (1896 год). А вот в японской Хиросиме от атомной бомбы США вообще за считанные мгновения ушли из жизни десятки тысяч людей. Это произошло 6 августа 1945 года.


До ХХ века до 10% населения Земли погибали в войнах и вооруженных конфликтах. Разрушались великие государства, исчезали целые цивилизации. Например, был завоеван Египет, пала Римская империя и Византия, не стало древней Иудеи. После Первой мировой войны (1914-1918 гг.) распалась Российская империя, исчезли Османская и Германская, прекратила свое существование Австро-Венгерская империя.


Как бы ни было, войны оставляют глубокий след в истории каждой семьи. За словом «война» – судьбы миллионов людей, их страдания и боль потерь, гордость, правда и память о каждом из погибших.

Не стала исключением и Великая Отечественная война Советского Союза (22 июня 1941 года — 9 мая 1945 года).


80 лет назад, 22 июня 1941 года, фашистская Германия, лидером которой был по стечению обстоятельств (и волею судьбы) ефрейтор Первой мировой войны Адольф Шикльгрубер (Гитлер), напала на СССР. Жители приграничных городов и сел пробудились под взрывы бомб и снарядов, вой моторов самолетов, автоматные очереди. На советскую землю ступил кованый сапог немецкого солдата. Крушение планов и надежд, искалеченные судьбы, первые убитые и раненые, смерть и разрушения… Началась одна из самых страшных и кровопролитных войн в истории человечества. В противодействии ей того самого 22 июня должна была соединиться воля народов и высших сил. Но этого, к огромному сожалению, не произошло.
В истории бывают разные даты: памятные, юбилейные, знаменательные, яркие и светлые. Но есть трагические и скорбные, и без них нельзя, пока идут войны, случаются природные катаклизмы и тому подобное. Они не могут исчезнуть из памяти людей, они сопровождают нас, а с годами притупляются в нашем сознании, уходят из памяти куда-то на время, но не исчезают навсегда. Это наши утраты и наша боль. День 22 июня 1941 года стал не просто одним из самых значимых в истории Советского Союза, а вехой, которая определила жесткий рубеж между мирной жизнью огромной державы и войной.


Разве в те времена могли знать политики, планирующие вторжение в нашу страну, что СССР в таком противостоянии не только победит, но и создаст защитный ракетно-ядерный щит? Или запустит первый искусственный спутник 4 октября 1957 года, а советский гражданин Юрий Алексеевич Гагарин станет первым космонавтом-землянином 12 апреля 1961 года? Или то, что в ХХ веке СССР устойчиво займет 2-е место в мировом экономическом развитии, промышленный потенциал которого вместе с США составит 50% мирового?


И если 1 сентября 1939 года станет точкой отсчета Второй мировой войны, то 22 июня 1941 года – ключевым днем в ее истории. С него по сути Германия и начала терпеть устойчивое поражение во всей Второй мировой. Не случайно летом 1942-го сам Гитлер признает: «Год назад, 22 июня, мы открыли дверь, не зная, что за ней находится».
Накануне этого дня 1941 года для осуществления плана «Барбаросса» у границ Советского Союза Германия сосредоточила 190 дивизий (включая и вооруженные силы своих союзников), полностью укомплектованных, технически оснащенных и хорошо подготовленных к войне. В этих соединениях насчитывалось более 3500 танков и свыше 50 тыс. орудий и минометов. Военно-воздушные силы Германии составляли 3900 самолетов и до 1 тыс. самолетов ВС Финляндии и Румынии.


На рассвете 22 июня 1941 года фашистская Германия без объявления войны, без предъявления Советскому правительству каких-либо претензий внезапно обрушила на нашу страну удар огромной силы. Около 4 часов утра тысячи немецких орудий открыли огонь по советским пограничным заставам, полевым и долговременным укреплениям, по штабам, узлам связи и районам расположения частей и соединений Красной Армии. Удары с воздуха были нанесены по аэродромам, военно-морским базам: Севастополю, Кронштадту, Измаилу, железнодорожным узлам, крупным военным объектам. Вражеской бомбардировке подверглись многие города Прибалтийских республик, Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. «Двадцать второго июня, ровно в 4 часа утра, немцы Киев бомбили, а нам объявили, что началася война», — так позже пелось об этом трагическом событии в переложении знаменитого «Синего платочка»…


В 5-6 часов утра немецко-фашистские войска перешли государственную границу СССР и начали наступление вглубь советской территории. Основными направлениями продвижения вражеских сил на советской земле были: для группы армий «Север» — на Ленинград, группы армий «Центр» — на Москву с обязательным захватом столицы Советского Союза, группы армий «Юг» — на Киев. На севере были развернуты немецкая армия «Норвегия» и две финские армии.


Утром Адольф Гитлер в обращении к немецкому народу объявил по радио о начале войны против СССР. Объявило нам войну и правительство фашистской Италии. Таким образом, началась Великая Отечественная война советского народа.
Гитлеровцы, опьяненные успехами на Западе, воодушевленные прорывами западной границы СССР и сопутствующим им пока успехам, рвались на Восток. Но они не учли, что Советский Союз – это все-таки не компактная Европа, а огромная страна, занимающая шестую часть обитаемой земной суши с населением почти 220 млн. человек и солидным экономическим потенциалом и война здесь будет не такой, как ранее, в малых государствах по соседству. Например, немецкие воины здесь в полной мере узнают, что самая страшная по своей свирепости, ненависти и конечной гибели – рукопашная схватка, когда звучит команда «В штыки», и солдаты двух армий, сойдясь «лицо в лицо», режут друг друга ножами, колют штыками, душат и рвут руками и зубами.


Ну а пока Красная Армия, ведя на отдельных участках фронта тяжелые оборонительные бои, отступала вглубь своей страны. В своем послании глава Русской православной церкви митрополит Сергий призвал верующих встать на защиту Родины.
Да, многое к 22 июня сложилось не так, как хотелось бы Иосифу Джугашвили (Сталину), уже почти 20 лет правившему огромной страной, а также его соратникам – М. Калинину, В. Молотову, А. Микояну, Н. Хрущеву, Л. Берии и многим другим. Могло ли быть иначе? Об этом скажем немного ниже. О чем думал секретарь ЦК ВКП(б), председатель Совета Министров СССР И. Сталин ранним утром 22 июня 1941 г., когда ему доложили, что началась война? Может, он вспомнил об ушедших по разным причинам из земной и политической жизни в предвоенные годы Л. Троцком, Л. Каменеве, Г. Зиновьеве, А. Рыкове, Н. Бухарине, Г. Орджоникидзе, М. Фрунзе, других руководителях партии и государства? Или о просчетах в организации коллективных хозяйств, о заключенных в так называемых трудовых лагерях ГУЛага, репрессиях сотен тысяч человек, в том числе талантливых военачальников? Говорят же, что в критические моменты перед глазами человека проходит вся его жизнь. Она ведь сложная штука. И ее не перехитришь, когда страну надо спасать.


Несмотря на то, что имелось много информации о неизбежности войны с Германией, советское руководство не принимало их во внимание, чем было оказано отрицательное влияние на боеготовность советских Вооруженных Сил, на бдительность командного и политического состава. Перед приграничными военными округами стояли оборонительные задачи, и, к сожалению, для их выполнения к началу войны не было создано необходимой группировки сил. Негативную роль сыграли также и репрессии командного состава Красной Армии. Дело даже доходило до абсурда. Об этом писал в своих мемуарах Маршал Советского Союза Г. К. Жуков: «Мало того, что армия, начиная с полков, была в значительной мере обезглавлена, она была еще и разложена этими событиями». Обеспокоен был и маршал А. М. Василевский: «Без тридцать седьмого года, возможно, и не было бы войны в сорок первом году. Да что говорить, когда в тридцать девятом мне пришлось находиться в комиссии во время передачи Ленинградского военного округа к новому командующему Мерецкову. Так вот, был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто был выше, были поголовно арестованы». При этом оба полководца отмечают: у них сложилось мнение, что «Сталин стремился оттянуть войну»


Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов писал: «Я не беру на себя смелость дать исчерпывающий ответ на вопрос: каковы же причины неудачного начала войны? Но уверен, одной из причин было то, что никто из руководителей государства не сказал громко и твердо: Отечество в опасности!».


В целом же войска приграничных военных округов не были приведены своевременно в свою боевую готовность. Имеющиеся планы по их укреплению не были выполнены. Только 22 июня в половине первого часа ночи в 3 округа была направлена директива Наркомата обороны и Генерального штаба о приведении в боевую готовность Сухопутных войск и Военно-Воздушных Сил.
Беспримерное мужество и героизм проявили в неравных боях советские пограничники. Об этом свидетельствовали действия 9 заставы 92 пограничного отряда (начальник заставы – лейтенант Слюсарев) и 13 пограничной заставы 90 Владимир-Волынского отряда (начальник заставы — лейтенант Лопатин), которые вели бои 11 дней, находясь в окружении.


Глубокое чувство восхищения вызывает исключительное мужество и храбрость, проявленные советскими летчиками в этот невыносимо тяжелый первый день войны. В 4 часа 30 минут 28 самолетов 124 истребительного авиаполка 9-й авиадивизии вступили в решительную схватку с фашистскими воздушными пиратами. В бою молодой летчик, младший лейтенант Д. В. Кокорев совершил первый в истории Великой Отечественной войны таран. Винтом своего самолета он отрубил вражескому «Мессершмитту-110» хвостовое оперение, и немецкий истребитель рухнул вниз. Таран совершил в этот день комсомолец, младший лейтенант Л. Г. Бутелин и командир звена 46-го истребительного авиаполка старший лейтенант И. И. Иванов.


Именно в этих тяжелых условиях со всей полнотой раскрылись великая моральная сила и пламенный патриотизм советского народа. Стойко и самоотверженно сражался гарнизон Брестской крепости, отражающий атаки гитлеровцев. Это был легендарный подвиг людей, горячо любивших свою Родину и отдавших за нее жизнь. На одной из стен западных казарм истекавший кровью боец нацарапал слова: «Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина! 20/VII.41г». В числе защитников крепости сражались представители более 30 наций и народностей СССР. Да и столкнулись они не с рядовой немецкой дивизией – им противостояла 45-я дивизия Вермахта, первой вошедшая в Париж, Бельгию, Нидерланды и Варшаву, и потому считавшаяся элитным и практически непобедимым подразделением.
В 1965 году Брестской крепости присвоили специально для нее разработанное звание «Крепость-герой», к 1971г. на ее территории был возведен мемориальный комплекс. С 1950-х годов о героической обороне Брестской крепости узнали миллионы советских людей благодаря историку Сергею Смирнову и писателю Константину Симонову, рассказавшим миру и правду о подвиге защитников.
Положение осложнялось и тем, что вследствие нарушения связи в первые часы войны командование и штабы фронтов и многих армий не в состоянии были организовать четкое управление войсками и доложить реальную обстановку Генеральному штабу. В таких непростых условиях народный комиссар обороны в 7 час. 15 мин. утра 22 июня отдал Директиву, в п. 1 которой предписывалось: «Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили советскую границу. Впредь до особого распоряжения наземными войсками границу не переходить». Противник, захвативший инициативу на земле и в воздухе, продолжал наступление на главных направлениях, срывая разрозненные попытки наших войск осуществить контрудары или закрепиться на промежуточных рубежах.

К концу дня 22 июня немецко-фашистские войска вторглись на отдельных участках фронта на 10-20 км от границы на советскую территорию, а на направлении главного удара – через Белоруссию – немецкие танковые соединения продвинулись от границы на 50-60 км.

Советская авиация потеряла (в основном на аэродромах) около 1200 самолетов. Такими тяжелыми потерями и плачевными для Красной Армии результатами закончился первый день войны.


В тот же день премьер-министр Великобритании У. Черчилль выступил по радио с заявлением от имени правительства о поддержке СССР в войне против фашистской Германии. А с объявлением 11 декабря 1941 года войны США против Германии и Италии сложилось ядро антигитлеровской коалиции, отныне в войне с германским фашизмом они были вместе.
Тогда перед руководителями СССР, США и Великобритании стояла, без преувеличения, историческая задача. И. Сталин, Ф. Рузвельт, У. Черчилль представляли страны с различными идеологиями, государственными устремлениями, интересами, культурами, но они проявили огромную политическую волю, поднялись над противоречиями и пристрастиями и поставили во главу угла истинные интересы мира. Они смогли прийти к согласию и достигнуть решения, от которого выиграло все человечество.
С сообщением о начале войны к гражданам Советского Союза обратился 22 июня 1941 года в 12 часов 15 минут с Центрального телеграфа народный комиссар иностранных дел, член Политбюро ЦК ВКП (б) Вячеслав Молотов.

После чего это трагическое сообщение, начинавшееся словами: «Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня в четыре часа утра без объявления войны германские войска напали на нашу страну….» девять раз за день – с интервалом в час читал легендарный диктор Юрий Левитан. Заявление заканчивалось словами, которые стали лозунгом советского народа в борьбе с фашистскими захватчиками: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».


Президиум Верховного Совета СССР принял указ о мобилизации военнообязанных 1905-1918 гг. рождения, об объявлении в отдельных местностях военного положения и утвердил Положение о военных трибуналах. Символом подвига советского народа и борьбы против захватчиков стала песня «Священная война» (слова В. Лебедева-Кумача, музыка А. Александрова). Уже 26 июня «Священную войну» на Белорусском вокзале Москвы исполнил коллектив Краснознаменного ансамбля песни и пляски Красной Армии. Вскоре призыв «Вставай страна огромная….» зазвучал по радио и дошел до каждого дома и до каждого человека огромной страны.
Миллионы советских людей вступили в войну с коварным, жестоким и беспощадным врагом.

Героически сражались с захватчиками и наши земляки: Герои Советского Союза Т. П. Бумажков, Ф. И. Павловский, полные кавалеры ордена Славы Н. З. Асмыкович и Г. П. Жулего, дважды был удостоен ордена Славы и П. Г. Шейко. Орденами и медалями различной значимости были награждены очень многие октябричане. 


О горячих чувствах симпатии к советскому народу и готовности поддержать его в справедливой борьбе заявляли не только коммунистические партии, но и многие другие прогрессивные партии и организации. С самых первых дней Великой Отечественной со всех концов земли шли телеграммы, письма, послания, выражавшие восхищение мужественной борьбой советского народа и стремление оказать ему всемерную помощь. Решительная поддержка народных масс справедливой борьбы советского народа с агрессором явилась одним из главных факторов в определении позиции правящих кругов капиталистических стран по отношению к Советскому Союзу.
Так был ли день 22 июня 1941 года неизбежным в истории отношений между Советским Союзом и Германии? Могло ли не быть военного столкновения? Для этого нужно как бы окунуться в предвоенную обстановку международной действительности тех лет.
Созданная после Первой мировой войны Лига Наций, в которой доминировали Великобритания и Франция, своей роли в укреплении мира на европейском континенте не сыграла. Лига Наций не смогла предотвратить такие конфликты на планете, как нападение Италии на Эфиопию (1935 г.) агрессию Японии против Китая (1937 г.), аншлюс Австрии (1938 г.) с полного одобрения совета этой международной организации произошло расчленение Чехословакии (так называемый Мюнхенский сговор,1938 г.). Кстати, И. Сталина в Мюнхене не было в отличие от руководителей Великобритании и Франции, хотел Гитлер и слыл тогда в западных кругах вполне респектабельным политиком, был желанным гостем в европейских столицах.
В разделе Чехословакии заодно с Германией действовала и Польша. Мюнхенский сговор (Германия, Италия, Великобритания и Франции) стал тем спусковым крючком, после которого большая война в Европе стала неизбежной. Коллективной безопасности создать не удавалось. Западные страны пытались направить устремленных нацистов на Восток, где бы Германия и Советский Союз неизбежно столкнулись и обескровились друг друга.
Именно в этот заключалась западная политика «умиротворения» агрессора. Она касалась не только рейха, но и участников так называемого антикоминтерновского пакта — фашистской Италии и милитаристской Японии. Ее кульминацией на дальнем войске было англо-японское соглашение 1939 года, предоставившее Японии свободу рук в Китае. Ведущие европейские державы не хотели признавать опасности, исходящей от Германии и ее союзников, считали, что война их самих обойдет стороной.
Во всей этой сложившейся ситуации 23 августа 1939 года Советский Союз подписал договор о ненападении с Германией. Советский Союз дал правовую оценку пакту Молотова-Риббентропа: в постановлении Верховного Совета от 24 декабря 1989 года
официально осуждены секретные протоколы как «акт личной власти», никак не отражавший волю советского народа, который не несет ответственности за этот сговор». Хотя до сих пор многие архивные документы о переговорах ведущих стран Европы с нацистами остаются засекреченными.
Расправившись с Чехословакией, Гитлер предъявил территориальные претензии Польше по так называемому Данцигскому коридору.1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Началась Вторая мировая война. Сразу же Германия призвала Советский Союз присоединиться к военным действиям. Однако советские руководители не собирались втягиваться в начавшуюся войну. Только когда стало ясно, что Великобритания и Франция не желают помогать своему союзнику, а вермахт способен быстро оккупировать всю Польшу и выйти на подступы к Минску, утром 17 сентября части Красной Армии вошли в так называемые восточные кресы (сейчас это часть территорий Беларуси, Украины и Литвы). Таким образом было дано начало историческому воссоединению народов Западной и Советской Белоруссии в составе СССР. 26 сентября 1939 года в Москве И. Риббентроп и В. Молотов подписали договор о дружбе и границе между СССР и Германией, а также секретный протокол об изменении государственной границы, которой признавалась демаркационная линия, где де-факто стояли две армии.


Последнюю попытку склонить Советский Союз к совместным действиям Гитлер предпринял в ходе визита В. Молотова в Берлин в ноябре 1940 г. Но Молотов ограничился общими разговорами об идее немцев по поводу присоединения СССР к Пакту трех – союзу Германии, Италии, Японии, подписанному в сентябре 1940 г. и направленному против Великобритании и США. А 25 ноября Советское руководство официально выдвинуло Берлину неприемлемые для нацистов условия, включив в него и вывод германских войск из Финляндии, тем самым исключив для себя любые возможности присоединения к Пакту. Такая позиция окончательно укрепила Гитлера в его намерении развязать войну против СССР. И несмотря на предупреждение своих стратегов об опасности войны на два фронта Гитлер утвердил план «Барбаросса», хотя в Германии и полагали, что вооруженная схватка на Востоке с Советским Союзом решит исход мировой войны. В том, что поход на Москву будет скоротечным и успешным, Гитлер был просто уверен. Бывший ефрейтор первой мировой войны, он считал, что может руководить войском, сидя за своим письменным столом и водя карандашом по своему огромному глобусу, лучше, чем его генералы на фронте.


И вот 22 июня 1941 года Советский Союз столкнулся с самой сильной, мобилизованной и обученной армией мира, на которую работал промышленный, экономический и военный потенциал всей Европы. В этом нашествии приняли участие не только сам Вермахт, но и военные контингенты других европейских государств – сателлитов Германии.


Прошло 8 десятилетий со времени этой скорбной даты. Но жизнь показывает, что человечество еще не осознало пагубность войны. Под надуманными предлогами сильные мира сего разжигают вооруженные конфликты, хотят уничтожить целые народы, натравливая их друг на друга. Ну не понравился в свое время Гитлеру древний народ – евреи и началось его тотальное уничтожение: расстрелы, виселицы, газовые камеры, голод, в результате чего погибли миллионы ни в чем не повинных представителей этой нации. Но ведь войн правильных или справедливых нет: война всегда и везде остается войной. Иногда садятся за стол переговоров, но, к сожалению, это не всегда предотвращает вооруженный конфликт. Как говорили североамериканские индейцы: «Курили трубку мира, но не затягивались», или как в басне И. А. Крылова «Волк и ягненок»: «У сильного всегда бессильный виноват: «Ах, в чем я виноват?» — Молчи! Устал я слушать, досуг мне разбирать дела твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!», — сказал и в темный лес ягненка поволок».


Иногда хочется забыть страшное прошлое, но оно с нами, оно преследует нас. Забыть его мы не можем. Народ без памяти о прошлом – это народ без будущего. Да и как можно забыть их, грудью встававших на защиту Отечества в трагические дни лета 1941-го. На это мы, ныне живущие, не имеем никакого права.


Годы уходят, меняются поколения. Все меньше и меньше остается свидетелей грозных событий уже 80-летней давности. Историю тех лет начинают трактовать по-другому, с других позиций, совершенно иначе, чем свидетельствуют документы, воспоминания участников, записки и другие источники. В ряде стран бывшего соцлагеря сносят памятники и мемориалы, посвященные событиям Великой Отечественной войны, предают забвению могилы павших воинов, умышленно преувеличивают или преуменьшают роль в разгроме фашизма той или иной страны, армии. А правда все равно должна восторжествовать, какой бы горькой она не была, человечество должно знать, как было на самом деле. Еще древний мудрец Софокл писал: «Не знать, что было до твоего рождения, значит, навсегда остаться ребенком».
«Хочешь мира – готовься к войне». Древние римляне были мудрыми людьми. Сказано немного прямолинейно, но в целом верно. Защита своей Родины, земли, на которой мы живем, быть всегда готовым отразить нападение любого агрессора — наш священный долг. Этому обязывают нас и трагические события 22 июня 1941 года. Только опираясь на общую историческую память, доверяя друг другу, согласовывая совместные действия, страны смогут выполнить свой долг и ответственность перед всем миром, нынешним и будущим поколениями.


И никогда люди доброй воли на земле не простят злодеяний фашизма, как и не забудут наши современники и потомки светлого подвига тех, кто одолел фашистские полчища, спас будущее человечества и принес в поверженный Берлин спустя 4 года после трагического 22 июня знамена Великой Победы.


Никита Васильевич Одинец, пенсионер, г. п. Октябрьский.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *