«…Это не бой, а побоище»

75 Родны край

В начале лета 1944 года шла всесторонняя подготовка к решающему сражению за полное освобождение Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Проводились оперативные перегруппировки войск. Так, часть 65-й армии передислоцировалась на север от Октябрьского района, а ее позиции заняли соединения 28-й армии под командованием генерал-лейтенанта А. А. Лучинского и конно-механизированной группы под командованием генерала И. А. Плиева. В начальный период операции «Багратион» этим воинским соединениям командование 1-го Белорусского фронта определило главную военную задачу: вести наступление на северо-западном направлении и тем самым создать внешний фронт окружения бобруйской группировки противника. 

 Местность, на которой предстояло прервать оборону противника, была лесисто-болотистой с характерным для Полесья бездорожьем. В полосе наступления 28-й армии шли только две сквозные дороги и обе сходились на мосту через реку Птичь возле деревни Рожанов.  После первых двух напряженных дней боев воины 28-й армии сломали упорное сопротивление врага. К вечеру 26 июня был освобожден центр Октябрьского района – деревни Карпиловка и Рудобелка. Воины широким фронтом подошли к реке Птичь. И то, что владение инициативой и настойчивость в преследовании противника могут привести к полному его разгрому, подтверждает пример боевых действий 130-й стрелковой дивизии 128-го стрелкового корпуса 28-й армии. Именно воины этой дивизии в ночь с 27 на 28 июня 1944 года устроили гитлеровцам ловушку. Прорывавшиеся на запад из так называемого Бобруйского «котла» разрозненные части вермахта держали путь в направлении деревень Медухов, Лясковичи, Заболотье.

130-я стрелковая дивизия под командованием полковника К. В. Сычева, преследуя противника, получила задачу: форсировать реку Птичь в районах Рожанова, Затишья и стать к исходу дня 27 июня 1944 года на рубеж Лясковичи – Заторчак. К утру 27 июня 371-й стрелковый полк этой дивизии вышел на восточный берег реки Птичь, овладел деревней Затишье и приступил к форсированию реки. Пехота под прикрытием огня артиллерии и минометов начала переправу через реку вброд и на подручных средствах: досках, веревках, рыбачьих лодках, плотах. Вскоре в районе деревни Бубновка, чуть севернее от Затишья, саперными подразделениями и пехотой был построен паром, на котором стали переправляться станковые пулеметы, 45 мм и 76 мм орудия, повозки с боеприпасами. Своевременная переправа главных средств обеспечила успешное отражение всех попыток противника контратаковать переправившиеся подразделения, сбросить их с западного берега реки Птичь. Вражеский плацдарм был захвачен полком довольно успешно и без значительных потерь.

Командир 371-го стрелкового полка подполковник Иткулов, прикрываясь частью сил со стороны Заторчак, направил свой полк одной колонной по маршруту: Бубновка (севернее отметки 135,8), Бунев (восточнее), Медухов, Заболотье. Данных о направлении отхода немецких частей к этому времени у командира не было, поэтому и решение на окружение или преднамеренную организацию параллельного преследования врага им не принималось.

371-й стрелковый полк, преследуя мелкие группы противника в северно-западном направлении, оказался на дороге, параллельной маршруту отхода его основных сил, хотя сведений о них у командира полка не было. Только в 24 часа 27 июня 1944 года, когда полк достиг головной колонной опушки рощи (1,5 км южнее Медухова), командир полка получил от разведчиков 130-й стрелковой дивизии (они во главе со старшим сержантом

Дубининым действовали в тылу немцев и имели радиостанцию) донесение о том, что из Растова на Медухов следует большая колонна противника с артиллерией и обозом.

Не имея достаточных данных о действительных силах противника, подполковник Иткулов решил оставить в засадах две стрелковые роты, усиленные станковыми пулеметами и противотанковыми ружьями, вдоль дороги были выставлены орудия противотанковой обороны и 76 мм орудия полковой артиллерии. Основные силы полка, сосредоточенные в лесу в 1,5 км северо-восточнее Бунева, находились в готовности поддержать подразделения, действующие из засад, или же перейти к круговой обороне, если этого потребует обстановка.

Противник, не обнаружив действий полка, тихо продолжал движение из Растова на Медухов. К 2 часам ночи 28 июня обозы противника и части пехоты уже достигли районов расположения засад. Вдруг колонна остановилась, возможно, для отдыха или вследствие затора на заболоченном участке дороги. В 2 часа 30 минут 28 июня по сигналу командира полка по остановившейся колонне противника из засад был открыт уничтожительный ружейно-пулеметный огонь. Завязался ожесточенный бой, длившийся всего 30 минут. Только небольшой группе противника удалось уйти на Медухов, большая же часть  подразделений, втянувшихся в низменность, была уничтожена, а основные силы его колонны, не пробившись на Медухов, вынуждены были изменить направление своего движения и стали отходить на юг, в направлении Бунева (восточнее).

528-й стрелковый полк этой же дивизии, переправившись через реку Птичь вслед за 371-м стрелковым полком в районе Затишья и Бубновки, имел задачу следовать за Бунев (восточнее) по маршруту 371-го стрелкового полка, а далее по дороге севернее Гринева, высота Вольность. К 2 часам 28 июня полк достиг развилки дорог 0,8 мм западнее высоты 135,8. Здесь командир 528-го стрелкового полка полковник Бокарев узнал о непроходимости дороги для артиллерии и обозов на запад от Бунева и получил разрешение от командира дивизии двигаться через Медухов, Заболотье. Но в 2 часа 15 минут 28 июня были  получены новые сведения о наличии в этом районе противника. Не теряя времени, Бокарев быстро расположил в засаду два стрелковых батальона: один у развилки дорог, за два километра южнее Медухова, другой  — в трехстах метрах южнее. Артиллерия полка развернулась в районе Козел. Был определен сигнал для одновременной атаки.

Противник, отходивший после столкновения с 371-м полком, внезапно наткнулся сначала на первый батальон 528-го полка, затем попал под огонь 2-го батальона этого же полка. После короткого замешательства противник попытался контратаковать подразделения первого батальона, но был успешно отбит. Артиллерия нашего полка в упор расстреливала группы немцев, пытавшихся пробиться на юг и юго-запад. Мелкими группами противник стал разбегаться по болотам и лесу, оказавшись таким образом окруженным со всех сторон благодаря взаимодействию двух батальонов 528-го стрелкового полка и одного батальона 664-го стрелкового полка.

Между тем наступило утро, и к месту боя подошел 3-й батальон 664-го стрелкового полка под командованием капитана Г. П. Ерофеева. Встретив отходившие с севера артиллерию и пехоту противника, Ерофеев развернул батальон в боевой порядок и решительно атаковал врага. В этом бою отличился сержант В. Н. Бордунов. В самый напряженный момент боя, когда был ранен командир взвода, он принял на себя командование подразделением. Ведя за собой бойцов,  первым ворвался в самую гущу фашистов. На протяжении 15 минут немецкий отряд, который напал на батальон с засады, был наполовину уничтожен, а остальные кинулись наутек. Преследуя убегающих гитлеровцев, Бордунов заметил подразделение противника, которое пыталось обойти с тыла 7-ю роту батальона. Правильно оценив небезопасную обстановку для роты, сержант Бордунов со своим взводом стремительно атаковал превосходящего противника. Гитлеровцы в панике бросились в бегство, оставив на поле боя до сорока трупов солдат и офицеров. Смелые действия сержанта, взявшего командование на себя, значительно повлияли на результат боя по уничтожению вражеской группировки. Впоследствии Виктору Бордунову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Бой продолжался с нарастающей силой. Гитлеровцы, утопая в болоте, бешено отстреливались, пытались вырваться из-под огня. Однако атака 3-го батальона была такой стремительной и мощной, что враг был полностью разбит и уничтожен. Командир батальона капитан Г. П. Ерофеев личным примером воодушевлял бойцов и командиров на подвиг. На протяжении всего боя он находился в первых рядах, сам лично расстрелял фашистского полковника. Все это в высшей степени определило успешный исход сражения. И все же вражеский осколок настиг бесстрашного командира и впился в самое сердце. Благодаря оперативной помощи медиков он был отправлен в госпиталь в Речицу, а оттуда в Баку. Врачи на операцию не решились. Так с немецким «автографом» в сердце и звездой Героя Советского Союза Григорий Петрович прожил до 1999 года. Хотя во всех мемуарах, в том числе и командующего 28-й армией генерала Александра Лучинского, капитан Ерофеев считался погибшим еще на войне.

Мощный перекрестный огонь завершился примерно в 8 часов утра. По рассказам еще живых очевидцев, зрелище на поле боя было ужасающим – на летней жаре разлагались сотни и сотни захватчиков. Сами плененные фашисты подтвердили, что здесь были полностью разгромлены остатки 427-го и 428-го пехотных полков, 104-го артиллерийского полка, 3-й батальон 183-го охранного полка, 122-й строительный и 205-й запасной батальоны германской армии. А общие потери противника составили около двух с половиной тысяч человек. Не менее внушительными оказались и трофеи наших войск –29 орудий, 18 минометов, более 150 единиц стрелкового оружия, 150 лошадей с телегами…  И поныне если поддеть невзначай ногой лесной бугорок в этом месте, как на поверхности оказываются стреляные гильзы, обломки оружия и остатки экипировки немецких солдат.

Этот бой вошел в историю Великой Отечественной войны как Козел-Буневское побоище. И вот почему. Говорят, что первые слова командующего 128-м корпусом, будущего Героя Советского Союза Павла Батицкого, увидевшего своими глазами окрестности урочищ Козел, Бунев, Лукавщина, были такими: «…Это не бой, а побоище».

Сохранился дневник военных лет начальника артиллерии 528-го стрелкового полка И. Ф. Милоянина (кстати, вести записи о боевых действиях военного времени строго запрещалось). Скупые сообщения о действиях воинов 130-й стрелковой дивизии 27 и 28 июня 1944 года очень точно показывают напряженность и драматизм событий, которые происходили на территории Октябрьского района. «27.06. 1944 года. Река Птичь. Пехота вброд, артиллерия осталась. Потом тоже вброд. Разобрались, что все же глубоковато. Дорога на Медухов. По ночам немцы мечутся по лесам, бродят по болотам». «28.06.1944 года. Немцы очень хотят прорваться, но им не удается. Кругом лес, болото. От врага 15-20 метров. Ураганный огонь, все в клочья. Побоище».

И еще один интересный факт. Опыт параллельного преследования противника в Козел- Буневском бою был обобщен и распространен в Советской Армии. Теория и практика вышеупомянутого боя не один год преподавались в пехотных училищах бывшего СССР.

Петр Шкурко, краевед, бывший учитель Поречской СШ.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *