Вербовщик дальнобойщиков рассказал о «подводных камнях» для белорусов в Европе

Общественность

 

Что нужно знать, чтобы попасть на хорошую работу в ЕС.

Мозырянин Андрей Чередин сам когда-то работал водителем грузовика, теперь вербует белорусских водителей. Его фирмы-клиенты находятся на территории Варшавского договора. (Западнее — «другой климат».) Насмотрелся всякого, говорит, уже по разговору научился различать, из какого райцентра звонит соискатель. Кто попало не подходит, нужны приличные люди. Подведут работодателя — пострадает репутация вербовщика. В то же время и работодатель должен быть надежный — Андрей считает себя в ответе за тех, кого отправил в мир наживы и чистогана. Рассказывает, как устроена эта система и, главное, чего надо бояться, пишет onliner.by.

Плохая фирма

Для начала расставим некоторые точки над ё. Чередин — один из 220 (примерно) белорусских предпринимателей, получивших лицензию на такую деятельность. По его словам, из этого числа целенаправленно занимаются трудоустройством в Европе человек 60, у остальных немного другая специфика.

Многие хотели бы водить грузовик по Евросоюзу, но не все могут. В числе приятностей этой работы — относительно большая зарплата и хорошие дороги. Но нам больше интересны неприятности, которые могут встретиться на этих хороших дорогах.

Все знают, что «посредники придуманы, чтобы увеличивать цену продукта». Почему нельзя наняться шофером фуры в Польшу или Чехию за бешеные деньги напрямую? Зачем платить Андрею?

В ответ он рассказывает про стартовый подводный камень (и, видимо, это относится не только к перевозкам).

— Первая опасность: можно устроиться в плохую фирму. Многие самостоятельно их ищут и, конечно, с легкостью находят. Как ни удивительно, далеко не все доходят до того, чтобы просто поискать отзывы о конкретной фирме.

Наверное, это необходимый этап для тех, кто предпочитает учиться на собственных ошибках. Регулярно возникающие проблемы: отработал даром, не рассчитали, уволился без денег. Инструменты для этого довольно простые, все продумано, отработано и пройдено тысячу раз. Поверьте, не обязательно перепроверять это на себе. В то же время я знаю, что желающие всегда находятся.

Например, водителя вынуждают работать с нарушениями режима труда и отдыха. Это просто: работодатель назначает объем работы, который физически невозможно выполнить без нарушений. Бывает, просят выехать дополнительно в чужую смену, использовать чужую водительскую карточку. Или пытаются влиять на тахограф с помощью магнита…

А когда вас ловит транспортная инспекция в Европе, за все это полагается сумасшедший штраф. Фирма уже ни при чем, платите вы. Задача такого работодателя — сделать так, чтобы нарушение было лично вашей инициативой. Хотели заработать — нате.

Борьба за выживание

Послушать Андрея, жизнь дальнобойщика в Евросоюзе — это сплошная борьба за выживание.

Чем беднее страна, тем больше риск. Также есть вероятность найти приключения в районах, где концентрируются гости из определенных стран, например в районе погранпереходов тех государств, где активно принимают мигрантов.

Итак, одна из самых ходовых бед — кража топлива. По личному опыту Андрей говорит, что в Венгрии ему «не очень понравилось»:

— Конкретно слили у меня солярку на парковке. Причем почему-то выбросили пробки от баков — искал, но так и не нашел их. Потом тряпкой затыкал… Зачем забрали пробки — понятия не имею. Возможно, просто вредители такие.

— Да неужели кто-то станет рисковать здоровьем ради того, чтобы у дальнобойщика украсть топливо?

— Оказывается, станет. Если учесть, что литр стоит больше 1 евро, а в баках до тонны. Подъехал, открыл, засунул шланг, выкачал — все отработано, происходит быстро. Это все будет удержано из вашей зарплаты. Плюс надо вызвать полицию, потерять время.

Как предохраниться? Надо представить, на кого первым делом обратит внимание злодей. И постараться, чтобы это были не вы. Нельзя демонстрировать расслабленность. Парковаться надо правильно: под светом и камерами, стараться не стоять с краю. Но легко сказать — в Европе не так-то просто запарковаться, там очень активный грузовой трафик. Велика вероятность, что все равно окажешься с краю, где к тебе легче подобраться.

Также надо добиваться от работодателя, чтобы ставил специальный фиксатор на горловину. Да, это тоже не дает гарантию безопасности. Но тут выбор: или ты, или тот парень, который не перестраховался.

Даже если ты сумел отстоять свое топливо, придется побороться также за груз. Фуры стараются ставить корма к корме, чтобы страховать друг друга — тут ничего нового.

— Могут, конечно, и сбоку порезать, вынуть планки — но это, конечно, и время, и шум. Такое случается обычно в районе пограничных переходов, там, где много выходцев из… определенных стран.

Кабина — твой дом, не води кого попало

— Уж не буду рассказывать про проституток… — как-то слишком быстро проскакивает этот подводный камень Андрей.

— Стойте, почему это не будете?

— Да там ничего интересного… — предприниматель говорит, что не очень-то владеет этой темой. — Да, они действительно существуют — значит, наверное, такие услуги пользуются спросом. Про цены не скажу, не знаю. Почему они у нас такие невзрачные? Да они везде примерно одинаковые, это не только наша беда… Зато в странах, где проституция легализована, можно встретить специально оборудованные кемпинги: все основательно, работают люди. Налоги платят.

Как бы то ни было, Чередин за внутреннюю чистоту. Кабины в том числе.

— Не надо никого пускать внутрь. Кабина — это твой дом. Чтоб вы понимали, обувь остается на подножке. Ходишь в носках, все застелено ковриками, чисто и хорошо. Если ты какого-то человека не впустишь в свой настоящий дом, то и в кабине ему делать нечего.

В любом случае проститутки — это опасность. Помимо болезней, можешь получить порцию клофелина, остаться без денег…

— Эти истории мы сто раз слышали и видели в кино… Но это разве не мифы? Разве таких деятелей еще не вытравили с трасс?

— Нет, все в силе. Стоят вдоль дорог. Опять же, чем беднее страна — тем они гуще.

Не все страны одинаково полезны

Чем беднее страна, тем больше проблем, считает Андрей. В его личном рейтинге Венгрия ниже всего. Она не понравилась не только из-за украденного топлива.

— На каждом шагу полиция, которая постоянно ищет, за что оштрафовать. В то же время в Германии полиции вообще не видно. И в Польше не видно. Она появляется только когда нужна, когда что-то случилось.

То же и с транспортной инспекцией: чем беднее страна, тем больше инспекторов. А найти, к чему прицепиться, можно всегда, идеальных машин не существует. В карточке водителя информация о режиме труда и отдыха хранится 28 дней. Элементарно: он смотрит и видит, что 28 дней назад у вас было превышение по времени вождения. Все, вы попали. В общем, если бы вы были инспектором в бедной Венгрии, то вы бы не были бедным.

Усыпляющий газ — легенда или факт?

Чередин уверяет, что популярные среди водителей истории про некий усыпляющий газ — ни капельки не байки.

Никого еще не поймали, но, говорит, среди пострадавших побывал его сменщик:

— Это не легенды! Что за газ — не в курсе, знаю только результат. Делается это быстро и незаметно. Первый раз подошел к машине, пшикнул в воздухозаборник. Тот, кто внутри, засыпает. Минут через 15—20 — второй подход. Поскольку большинство водителей изнутри закрывается, надо как-то взломать кабину. Для этого используется специальная отмычка. Открыл, залез, будто сам водитель, забрал все ценное, аккуратно закрыл и ушел. Когда просыпаешься, понимаешь, что лишился всего. Первое, что их интересует, — разумеется, деньги. Это может быть и наличка фирмы, выданная на дорогу. Забирают также карточки, ноутбук, навигатор — то, что можно быстро продать.

Некоторые производители грузовиков уже предусмотрели опцию на такой случай — специальные скобы, которые не позволяют открыть дверь даже отмычкой. Если нет такого устройства, можно просто связать веревкой изнутри ручки дверей. Даже если тебя усыпили, кабину не откроют. Да, неудобно ходить в туалет, придется все это развязывать. Как вариант — использовать быстросъемный тросик.

А стекло бить они избегают, слишком шумно. Проще четыре другие машины обработать.

Большой Брат следит…

— Режим труда и отдыха в Европе контролируется очень жестко. Штрафы и вычеты такие, что нарушать нет никакого желания. Поэтому ты сам должен следить, сколько работал и сколько спал.

С помощью телеметрии диспетчер видит, где вы находитесь, стоите или едете и так далее. Все это пишется и потом учитывается при начислении зарплаты. Если не следить за режимом самому, потом можно удивиться — а за что такие вычеты?..

Андрей хранит памятную фотокарточку, на которой он запечатлен в кабине с телефоном. Такие в Германии продают всем желающим по 140 евро.

— Красивая фотография… В Беларуси вас хоть раз штрафовали за такое? И меня — нет. А там, как только вот так взял телефон, — все. Причем не факт, что я именно разговариваю. Считается: раз держу в руке — значит, уже отвлечен.

Зарплаты: 2500 евро в Германии против 1800 в Польше

Чередин поставляет водителей польским и чешским фирмам. Говорит, «Россия уже не та». По словам Андрея, зарплата его подопечных — 1800—2000 евро чистыми.

— Поляки максимально полно выбрали все возможные гранты, субсидии, дешевые кредиты, которые полагались со стороны Евросоюза, — объясняет политику партии собеседник. — И теперь демпингуют на рынке перевозок. У них огромное количество машин, каждый второй грузовик на парковке в Европе будет польским.

Но почему не Германия или Голландия? Там же платят явно больше…

— Да, там очень нужны водители! Зарплата в той же Германии — примерно 2500 евро, плюс хороший соцпакет и прочие гарантии. Но это — для гражданина либо человека, который смог преодолеть документальный барьер. В частности, надо понимать, что белорусское водительское удостоверение для трудоустройства там не подходит. Кроме того, необходим нормальный язык, немецкий или английский. И так далее… Тогда вы можете рассчитывать на эту зарплату. В ином случае за ту же работу будете получать примерно на тысячу меньше.

«Белорусы надежнее»

Механизм работы рекрутингового агентства (и не только этого) выглядит просто: вы устраиваетесь, а после того, как отработали определенный срок, платите рекрутеру за услуги.

— Я заинтересован в том, чтобы у водителя не было штрафов и других ненужных расходов, — Андрей говорит, в общем, то же самое, что нам в разных вариациях не раз доводилось слышать в других похожих конторах. — Мне невыгодно, чтобы человек мало зарабатывал. Для того все это и рассказываю.

В то же время для нормального рекрутера важна репутация у работодателя.

— Мне невыгодно, чтобы моего работника уволили — это значит, я неправильно подобрал кандидата, — рассказывает Чередин. — Кстати, изначально поляки, получив доступ к ресурсам, наняли много украинских водителей. Им приезжать проще, их легче оформлять. Потом, правда, поняли, что с этой рабочей силой слишком много случается проблем. По моему опыту, белорусов там любят гораздо больше — считается, что они надежнее.

Перевозчики давно определились, каких водителей они хотят с востока. Основные требования: по возможности не украинец, старше 35, с семьей, мотивированный на зарабатывание нормальных денег, который не уволится после первой зарплаты.

— Калибровка по возрасту и семейному статусу имеет смысл, — говорит Андрей. — Если парню 21 год и он три раза получил зарплату 1800 евро, велика вероятность, что рванет тратить эти деньги. Ему не надо кормить жену и детей, его пока не беспокоит необходимость обустраивать быт, платить ипотеку. Он устал, деньги жгут карман — можно понять. Но для перевозчика это лишняя головная боль, ему нужно постоянство.

Первые признаки неадекватности кандидата лежат на поверхности. Не надо быть матерым рекрутером, чтобы держаться подальше от таких людей.

— Далеко не все подходят. Из каждых пяти человек, которые ко мне обратятся, я заключу договор с одним-двумя, — отмечает рекрутер. — Кто-то в 11 вечера звонит, кто-то пьяный, кто-то задает неадекватные вопросы, назойлив или проявляет агрессию. На стадии звонка отсеивается больше половины.

На каждого обратившегося у Андрея заведена электронная карточка. Помимо паспортных и технических данных, он педантично фиксирует обстоятельства общения, личные впечатления.

У каждого города свой характер

Вербовщик утверждает, что иногда по манере общения может угадать, откуда кандидат. Есть характерные особенности.

— Например, в Калинковичах все очень дружные, поддерживают друг друга, как родственники. Раньше машины гоняли, с тех пор держатся сообща. Один пришел — за ним по «сарафану» другие тянутся. Рекомендуют друг друга, интересуются товарищами.

До Мозыря от Калинковичей рукой подать — но тут совсем другие люди. Благодаря НПЗ город избалованный. Запросы по зарплате высокие.

Речица — тоже нефтяной город, оттуда обращаются в основном разрозненные, но очень грамотные люди. Это чувствуется по разговору: они задают толковые вопросы, рассказывают о себе, будто читают мою анкету. И это массовое явление.

Из Светлогорска почему-то звонят судимые. Спрашиваешь, как зовут, — «Называйте меня Незнакомец». Ну хорошо, Незнакомец… Из Житковичей в основном веселые люди звонят, позитивные. В Ельске — задумчивые такие…

Как правильно уволиться

На увольнение рекрутер обращает едва ли не большее внимание, чем на трудоустройство. Говорит, есть разные варианты, некоторые — плохие. Вспоминает личный опыт:

— Бывает, сначала тебя носят на руках, но с расставанием могут возникнуть проблемы. При расчете на тебя постараются повесить все, что можно. Я работал на польского перевозчика, когда мне предложили подписать новый контракт. И он предусматривал, например, что я должен подтверждать каждую операцию сообщением. Остановился — SMS, загрузился — SMS и так далее. Не отправил — штраф 50 долларов. Тогда я подумал: точно хоть раз забуду… В итоге отказался продлевать договор. Конечно, потерял при этом премии за три месяца — это 10 евро в день, «на усмотрение хозяина».

По словам Андрея, такие финты весьма популярны у польских работодателей, особенно в небольших фирмах.

— Это касается не только моей специфики. Оптимальный вариант — увольнение по соглашению сторон. Надо заранее уведомить владельца бизнеса, получить в том числе на электронную почту уведомление, что он знает о твоих намерениях.

Если заранее не предупредили и хотите уволиться, то это второй вариант. Перевозчику тоже надо время, чтобы найти замену, он может потребовать, чтобы вы отработали две недели.

Третий вариант — по окончании действия трудового договора. Но тут тоже нельзя просто уйти, «автоматически». Все организовано так, что работодатель всегда вам должен какую-то часть зарплаты. Это сумма, на которую он при окончательном расчете всегда может насчитать вам какие-то штрафные санкции.

Коротко. Общеизвестные моменты, которые «знал, но забыл». Пригодятся не только дальнобойщикам.

Платные дороги: можешь не платить, но штраф — около 500 долларов

— Там на платных участках нет «отсечек», как у нас. Как ехал, так и можешь ехать. Если поймают — штраф 500 долларов. Причем платишь ты, не фирма. Поэтому продумывай маршрут — на грузовике ты или на легковой машине.

Еда

— Не экспериментируйте в дороге с экзотической едой. Лично я закупал продукты заранее, готовил сам. Ни разу не отравился.

Запрет на езду

— В некоторых странах нельзя перемещаться на грузовиках в выходные (за исключением некоторых ситуаций). Едешь, полиция сводит тебя с автобана, штрафует — а ты не можешь понять почему. Вам об этом могут не сказать, поэтому всегда проверяйте.

Не игнорируй Google Maps

— Я использую Google Maps. Другие подобные сервисы тоже нормально работают. В Беларуси они могут многого не знать, но в Европе указано все, что должно быть указано. И этому можно доверять. Магазин, душ, прочая инфраструктура, платные участки и так далее. Если не планируешь своей высокой фурой снести низенький виадук 15-го века — тоже ориентируйся на электронные карты



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.