Навсегда в памяти

100 лет ВЛКСМ

Сразу же надо сказать, что попасть в стройотряд в то время было очень  трудно. Представите себе, что на факультете целая тысяча студентов мечтала провести лето с пользой для себя и для Родины. И это были не просто слова. Мы  тогда ещё верили в светлые идеалы и гордились, что наша Родина — Советский Союз. Мы хотели помогать своей стране. Ведь рабочие  руки тогда нужны были буквально везде. И, чего греха таить, мы хотели и себе помочь материально, ведь в стройотрядах были хорошие деньги.

На факультете были три стройотряда: «Мара», «Имени Фрица Шменкеля» и «Буревестник». Первые два   были девичьи, парней  там было не больше пяти; брали их туда на погрузочные – разгрузочные работы. Путь у них был традиционный  — Молдавия.

Заседания комитета комсомола, где утверждали кандидатов в стройотряды, иногда растягивались  до двух часов ночи. Отбор был жесточайший. Троечников не брали, да и круглых отличников не очень жаловали, если они не пели, не танцевали, не рисовали, не писали стихи. Толпы девчонок шли от филфака до Парковой Магистрали, где было общежитие. Одни будили ночной Минск задорными песнями, другие сжав губы спешили укрыться в своей комнате. Но так было у девчонок. В «Буревестнике» было всё иначе.

Каждый кандидат в мужском строй отряде на протяжении года, не подозревая о том, проверялся на  наличие или отсутствие  тех или иных качеств. Ветераны особенно не прощали эгоизм и самолюбие. Таких людей в «Буревестник» никогда не брали.

Мне было проще. Когда я ещё был школьником,  именно этот стройотряд базировался в Хоромцах. Каждую субботу мы играли с ними в футбол и волейбол, а во воскресеньям выезжали в другие деревни к студентам  других ВУЗов на товарищеские встречи. Меня они постоянно брали с собой, я уверенно прописался в их футбольной команде на левом краю нападения. Меня звали поступать в БГУ, но у меня были планы окончить школу, отслужить в Армии и поступить в БИС.  Правда я съездил с ними в Минск, посмотрел, где они живут, побыл там два дня и уехал домой. Помню, что командиром была Люда Огородник, помню Юзика Кучинского, Лёню Барсукова, Толю Шушко, Алеся Жигунова.

После Армии в Октябрьском случайно встретил Лёню Белевича. Он был уже командиром. Лёня пообещал  в субботу приехать в Хоромцы с концертом.

Слово своё он сдержал, объявление уже в среду висели в Хоромцах и возле клуба, и возле конторы.

Концерт, как и всегда у «Буревестника», выл великолепный. Местные девчата с восторгом ожидали танцев, да и не только местные, на концерт съехалась молодёжь со всей округи.

У меня дома были накрыты столы. И вот за этим застольем мне опять предлагают поступать к ним на филфак. Расписывали так, будто я в рай собираюсь. Ладно, уговорили.

Завёз документы, попал на первый поток, сдал экзамены, набрал двадцать два с половиной балла и с чувством исполненного долга отправился домой.

Лёня Белевич, командир «Буревестника», был председателем профкома факультета. Общежитие, значит, мне было гарантированно. Поселились мы,  все первокурсники в 541 комнате, в 540-ой и 542-ой жили жили исключительно бойцы «Буревестника». За год мы с ними так сдружились, что не только меня взяли в стройотряд, но и ещё троих ребят. Все ветераны, за нас поручались. Утверждение на комитете комсомола было чисто формальное. Все давно уже знали. что «Буревестник» приводит на утверждении уже стопроцентных  бойцов стройотряда. С Белевичем никто не хотел спорить.

Я в первый же год был избран в комитет комсомола факультета и отвечал там за спортивный сектор. Поэтому я присутствовал на каждом заседании комитета комсомола и очень гордился, видел, каким непререкаемым авторитетом  пользуется наш стройотряд.

Да, я уже считал себя бойцом этого прославленного коллектива. Два сезона я работал в родном Октябрьском районе. Первый раз мы базировались в Лавстыках, жили в школе. Проводили мелиорацию на каналах за станцией Рабкор. Второй сезон мы уже были в Волосовичах, жили в старой школе. И в Лавстыках, и в Волосовичах мы жили насыщенной трудовой и общественной жизнью. Записывали воспоминания   ветеранов, устраивали концерты, шефствовали над ветеранами, помогали сельхозпредприятиям в уборке сена.  В 1980  году с нами уже не было Лёни Белевича, он в этом году окончил БГУ. Вместе с ним ушли: Володя Манько, Петя Малько, Володя Марук, Витя Тараневский. Командиром у нас стал  Михаил Круталевич, аспирант, бывший боец  строительного студенческого отряда «Буревестник». В 80-ом  году кроме каналов возле Зарижья, Мушич, Новиков,  мы также строили трёхэтажный жилой дом за гаражами ПМК в Октябрьском. И уже как закон-два раза побывать с концертами в Хоромцах и сыграть с местными ребятами  в футбол. Причём, я первый тайм играл за  «Буревестник» а второй за Хоромцы.

Надо сказать, что бойцам стройотряда очень нравился наш район и наши люди. Ребята из западной Беларуси говорили, что таких людей просто не бывает.

Очень мы были благодарны этому  ПМК. За первый сезон я получил 670 полновесных советских рублей, за второй сезон – 765. Все был очень довольны.» Спасибо Октябрьскому» — говорили все.

 

                                       Леонид Максимович Балтушкин, директор ГУО «Заболотский детский сад — начальная школа, боец студотряда филологического факультета БГУ  «Буревестник» в 1979-1980 годах



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.