С нами малые дети Хатыни. И Рудобелки…

Эхо события

Представители молодежи и старшего поколения октябричан в прошедшую среду почтили память расстрелянных и заживо сожженных 76 лет назад в результате фашистской карательной операции мирных жителей деревень Рудобелка, Рудня и Карпиловка, среди которых было и немало детей.

Данное мероприятие проходило в рамках республиканской акции, посвященной 75-летию хатынской трагедии, случившейся 22 марта 1943 года. И по уже сложившейся традиции примерно в это же время, а точнее, в первые дни апреля, на Октябрьщине вспоминают тех, кто погиб от рук оголтелых гитлеровцев годом ранее Хатыни. Вот и в среду старшеклассники первой и второй горпоселковой школ вместе с педагогами, представители районного совета ветеранов, очевидцы тех страшных событий посетили места захоронения останков наших земляков, ставших жертвами карательной акции «Бамберг».
Экскурсия-реквием под названием «Хроника пылающих деревень», организованная сотрудниками Центра истории и культуры Октябрьского района началась с митинга на могиле жертв фашизма, расположенной рядом с хлебозаводом по улице Бумажкова в горпоселке. Здесь в конце марта 1942-го нашли «последний приют» 643 жителя Рудобелки в огне сгоревшего вместе с ними клуба спиртзавода. Некоторыми малоизвестные подробности той ужасающей трагедии раскрыла, наверное, уже единственная оставшаяся в живых из числа ее очевидцев жительница г. п. Октябрьский Зинаида Кулагина (в девичестве Филипчук):
– Жили мы тогда сразу за железной дорогой, и даже показалось странным, что в тот, кажется, последний день марта, немцы, окружив Рудобелку, нашу улицу за путями не тронули, — не скрывая волнения, делится воспоминаниями Зинаида Ивановна. – И только позже я узнала, что в планах гитлеровцев тогда было сжечь именно жителей центра поселка. Как сейчас помню, прямо на переезде сидел на стуле немецкий офицер и отдавал приказы, кого куда вести. Людей сгоняли со стороны спиртзавода небольшими группами и насильно заталкивали в клуб. Мне, малышке, было хотя и страшно, но все-таки хотелось посмотреть, что там да и как. Высунулась со двора, а проходящий мимо немец и говорит: давай мол, «цурюк», то есть, в переводе с их языка «назад», знаками показал, что впереди автоматы и в нас будут стрелять. Это меня и спасло, а то, что случилось с земляками, урывками видела через окно. Людей загнали в клуб, обложили здание соломой и подожгли. Видимо, огонь разгорался с трудом, потому и прикатили бочку с железнодорожной казармы с какой-то горючей жидкостью. Тогда уж пламя и шугануло. Выстрелов сразу не было, только слышался дикий плач женщин и детей, стреляли потом единично, наверное, по тем, кто пытался выскочить из горящего клуба. И все произошло как-то быстро, или мне так показалось… После дикой расправы фашисты сразу ушли, мы же долго боялись выходить из хаты. Назавтра помню зловещую тишину, едкий запах гари. Пришли на пепелище – весь клуб, а он был двухэтажный, сгорел дотла, а среди пепла тлели человеческие кости, в основном там, где размещалась сцена. Жутко!… Уцелевшие мужчины из нашего «запутейного» поселка рядом с пожарищем выкопали большую яму, где и захоронили останки наших земляков. Очень боялись, что немцы могут вернуться уже по нашу участь, поэтому спешно покинули свои жилища и перебрались в лес. Это нас в дальнейшем и спасло…
После этого никого не оставившего равнодушным своеобразного урока мужества, преподанного Зинаидой Ивановной, а также после прочтения опубликованных ранее воспоминаний недавно ушедшей из жизни жительницы г. п. Октябрьский Галины Ильиничны Касперович, которая была свидетельницей фашисткой расправы над деревнями Перекалье и Колбик в марте 1942 года, светлую память о заживо сожженных жителях района все присутствующие на митинге почтили минутой молчания и к подножию обелиска возложили цветы.
Следующим пунктом экскурсии-реквиема стало еще одно захоронение 76-летней давности на месте бывшей деревни Рудня. 2 апреля 1942 года карательные отряды окружили этот населенный пункт, под предлогом, что никого не тронут, выманили всех жителей из своих домов на колхозный двор. «Обещание» фашистов исполнилось следующим образом: мужчин-руднянцев партиями по 10 человек загоняли в сарай, расстреливали каждого в затылок, затем сюда же загоняли женщин и детей. Когда строение заполнилось до отказа, его подожгли. Спастись из огня пожарища удалось единицам и то каким-то чудом. Например, одна группа мужчин, воспользовавшись замешательством фашистов (пожилой сельчанин попросил помолиться перед смертью, набожные немцы дали добро и опустили стволы), бросилась врассыпную. Из тех, кто побежал открытым полем в сторону Неретовки, все были застрелены, а кто бросился в обратном направлении, где были заросли сирени, сумел выжить. Повезло остаться в живых и одной из женщин, хотя она и сильно обгорела. Об этих и других эпизодах руднянской трагедии (к слову, после войны деревня так не возродилась и ее имя увековечено в мемориальном комплексе «Хатынь») рассказал ветеран труда Ананий Федорович Шейко. Когда разворачивались эти события, ему не было и десяти лет, но цепкая память сохранила все до мельчайших подробностей: как каратели похозяйничали в его родной деревне Лески, которую семья Шейко вовремя успела покинуть, как леденел от ужаса, обходя первоапрельские пепелища в Карпиловке и на Рудне, как пережил вражескую оккупацию в дремучем лесу вместе с матерью и четверыми младшими братьями и сестрами. Как истинный патриот и неравнодушный человек, Ананий Федорович всегда радеет за историческую правду, поэтому справедливо и считает, что в трагедии Рудни, Рудобелки и других деревень есть еще белые пятна, раскрыть которые – долг ныне живущих для последующих поколений.
Участники акции также посетили в тот день памятник на могиле сожженных в апреле 1942 года мирных жителей на территории СШ №1 имени А. Р. Соловья, где также состоялся небольшой митинг с минутой молчания и был зачитан ученицей 10 класса Алиной Голуб текст наказа-обещания нынешних учащихся своим преемникам чтить и хранить память о жертвах фашистского геноцида. Живые цветы украсили и подножье монумента-каплицы в сквере ветеранов, где вновь звучали искренние слова признательности всем, кто как мог, приближал Великую Победу и, к сожалению, не дожил до нее.
– Из 186 деревень Беларуси, уничтоженных фашистами вместе с мирными жителями и не возродившихся после войны, только наших, октябрьских, шесть, земля из которых покоится на мемориальном кладбище в легендарной Хатыни, – подводя итоги экскурсионного маршрута памяти, отметила научный сотрудник Центра истории и культуры Любовь Шейко. – 80 населенных пунктов где полностью, а где частично подверглись пожарам и разрушениям. Каждый третий житель Октябрьщины погиб в годы Великой Отечественной войны и, как видим, большинство из них были просто мирными жителями, ушедшими из жизни по примеру Хатыни, Рудни, Рудобелки. Многие из жертв фашизма были детьми, что особенно больно и обидно. В детском возрасте пережили трагедию сожженных деревень и наши уже, к сожалению, единичные свидетели и очевидцы. Тяжело им все это вспоминать, но нам надо сделать вывод из их рассказов, чтобы на нашей нынешней неспокойной планете ничего подобного больше не происходило, и мирная жизнь стала главным приоритетом.
Юрий Касперович



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.