Повидала такое, что страшно вспомнить

Общественность

Саховская Н.А. -- ПоречьеВеликая Отечественная война застала Нину Афанасьевну Саховскую из д. Поречье Октябрьского района в семилетнем возрасте. Страх пришел в ее жизнь одновременно с фашистской оккупацией. Немцы начали «властвование» с того, что забрали у сельчан всю живность, которую те имели, – коров, свиней, кур. Потом, спустя некоторое время, стали периодически заглядывать в деревню и отбирать всю еду, которую могли найти, – хлеб, крупу, мучные лепешки.
В их семье было четверо детей. Отца призвли на фронт. Растила ребятишек мать. К 1944-му году фашисты озверели окончательно. Было заметно даже по лицам, что они нервные, раздраженные. Не вызывало сомнений и почему – положение Вермахта на восточном фронте выглядело бедственным, да и партизаны в тылу  устраивали диверсии.
Озлобленные фашисты срывали злость на безвинных жителях деревень – стариках, женщинах и детях. Если попадешь под злую руку, ничего не объясняя, могли застрелить. Периодически оккупанты сжигали деревни и хутора – страшный черный дым застилал небо. Сельчане до того боялись немцев, что практически все время проводили в лесу – лишь переночевать иногда возвращались в родные хаты, но соблюдая осторожность.
Однако в марте 1943-го даже нахождение в лесу не спасло семью Нины Афанасьевны. Устроив облаву, фашисты взяли в плен всех людей, которых смогли найти, и большой колонной погнали их в Озаричский концлагерь. Младше Нины в их семье был еще братик. Ему, самому маленькому, все старались помочь, чем могли. Мама вела четырех детей. И пожилой ее отец также был с ними, но у него разболелись и опухли ноги – дед Павел в бессилии повалился на обочину дороги. «Дочка, береги детей, а я дальше идти не могу!» – это были последние его слова. При движении в колонне немецкие солдаты никому останавливаться не позволяли, подталкивая в спину прикладами винтовок. Черные штыки матово блестели на солнце. А отставших людей фашисты убивали. Вот и деда Павла застрелили – об этом рассказали люди, которые шли в задней части колонны.
Словно скот, людей пригнали в Озаричский концлагерь, обнесенный колючей проволокой. Там была вышка, на которой дежурил немецкий часовой с грозно выдвинутым наружу пулеметом, злобно лаяли овчарки. Один из немцев на ломаном русском языке сообщил, что за любой выход наружу или попытку сбежать – смерть!
Внутри лагеря было холодно, сыро и зябко. Люди стояли, сбитые в кучу, лишь этим друг друга и согревая. Не было ни еды, ни воды. Плакали маленькие дети. Изредка фашисты привозили на грузовике и бросали людям, как собакам на землю, черствый хлеб, наполовину перемешанный с опилками. Тех, кто взял много, сильно избивали.
На территории концлагеря был сарай. Мать Нины попросила немецкого офицера, чтобы разрешил им пройти туда – поближе к стенам. Тот с безразличием дал согласие. У сарая впятером они провели долгие мучительные часы. Тайком заглянув внутрь, мать увидела, что изнутри сарай до самого потолка забит мертвыми людьми. Тогда она руками вырыла в навозе яму и спрятала в нее детей, прикрыв сверху жердями и соломой, которые удалось найти. Сама женщина оставалась снаружи, оберегая детей, просила их терпеть и не плакать, чтобы не услышали фашисты.
Казалось, они там погибнут – спасения нет. Но в один из дней концлагерь вдруг опустел от фашистов. Наверное, им сообщили, что советские войска совсем уже близко – и немцы быстро стали убегать в надежде себя уберечь.
Концлагерь вокруг был заминирован. Советские солдаты обезопасили некоторые проходы и стали выводить по ним измученных до крайности людей. Многие из них, к сожалению, погибли.
Так произошло освобождение. Фашистов погнали дальше – на их собственную территорию Германии, где в скором времени предстоял окончательный разгром.
Выжившие в деревне люди постепенно стали налаживать жизнь. Было очень тяжело, особенно первое время. Да и судьба выдалась непростая у Нины Афанасьевны. Ее отец погиб на фронте в 1944 году. Мать растила их одна, сама уже с подорванным здоровьем – умерла в 1949-м. Стали втроем жить сиротами, помогая друг другу, ведь другого выхода не было.
– Спасибо, конечно, за помощь государству! – сказала в заключение Нина Афанасьевна. ­– И с едой нам помогали, и получить образование дали возможность, и на свои ноги встать, как-то освоившись в жизни. Сполна повидав горя в детстве, все трое мы потом старательно учились, выросли и стали достойными людьми. Своим детям и внукам я всегда говорила и не устану повторять – у вас в нынешней Беларуси есть все, что нужно человеку, только живи и радуйся! Поэтому учитесь, любите Родину, будьте ее патриотами и никогда не допустите такого горя, которое мне довелось пережить.
Артур ПЫРКО.
Фото автора



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.