«… прошу вывезти моих детей за фронт, чтобы … дать возможность отомстить проклятым врагам за кровь жены и кровь нашего народа»

Общественность

Дети войны… Они очутились в пламени грозных, тяжелых лет в разном возрасте. Кто-то совсем крохой, кто-то подростком, кто-то был на пороге юности. Они не понимали, что происходит: почему нет папы, почему мама постоянно плачет? Война искалечила тысячи детских судеб, отняла самую светлую и радостную пору жизни. Два письма наших земляков-партизан, через 70 лет найденные в государственном архиве и переданные в редакцию «Сельской газеты», – тому свидетельство.

Строки, опаленные войной

12 марта 1944 года партизан отряда имени Чапаева 225-й бригады, житель деревни Заболотье Октябрьского района Яков Андреевич Ахремчик написал заявление в Полесский штаб соединения партизан:
«Прошу отправить моих детей в детский дом за линией фронта. Дело в том, что 29 февраля1944 года при фашистской облаве на мирных жителей в районе деревень Заболотье, Хоромцы и Поречье мою жену немцы убили. У меня на руках осталось двое детей: Анне 2 года, а Валентине всего 6 месяцев. Они находятся со мной в лесу в тяжелом положении. Имущество мое все разграблено и спалено, коровы тоже нет, близких родственников нет, и дети мои обречены на гибель. Я сам в отряде товарища Пакуша с начала его организации. Убедительно прошу вывезти моих детей за фронт, чтобы хоть немного облегчить мои обстоятельства и дать возможность отомстить проклятым врагам за кровь жены и кровь нашего народа».
Строки, написанные оголенной и израненной душой, пронизанные желанием бороться за свободу и счастье не только своих детей, но и всей Родины, отзываются болью и в наших сердцах.
Как же сложилась судьба Анны и Валентины, их отца Якова Андреевича? Удалось ли вывезти девочек за линию фронта? Живы ли они сейчас? Найти ответы на эти вопросы мне и журналисту «Сельской газеты» Наталье Вакулич помогали сотрудники Октябрьского центра истории и культуры Л. С. Шейко, М. М. Угрин, бывший председатель Лясковичского сельисполкома Н. Б. Ермоленок.
Житель деревни Заболотье Борис Федорович Фесько, хотя и был ребенком в годы войны, но хорошо помнит Якова Ахремчика.
– Яков Андреевич и мой отец были первыми комсомольцами в Заболотье. (Об этом есть запись в книге «Память» Октябрьского района. – прим. автора). Когда началась война, они ушли в партизанский отряд. Тогда более 40 человек из числа молодежи объединились на борьбу с фашизмом во главе с Вадимом Барановским. Немало горя пережили жители нашей деревни в годы военного лихолетья, – вспоминает Борис Федорович. – Не один раз жгли фашисты Заболотье. Деревня полыхала в первый же день вторжения немцев, горела и перед самым освобождением. Жертвами той войны стали 378 уроженцев деревни. Знаю, что Яков Андреевич Ахремчик выжил.
Также он рассказал о том, что здесь, в Заболотье, живет родная племянница Якова Ахремчика – Ольга Аркадьевна Серик. Живет одна в большом доме. «Сын каждое утро навещает, помогает», – заверяет женщина.
О многих событиях, происходивших в годы Великой Отечественной войны, Ольга Аркадьевна знает не по наслышке. В то время она была уже подростком.
– В ту зиму фашисты организовали в лесах облаву на партизан и местных жителей, которые помогали нашим, – вспоминает она. – Всех, кого поймали, согнали в сарай и подожгли. Сгорели родители Якова Ахремчика и моей мамы – они были родные брат и сестра. Жену дяди тоже убили… Двух маленьких дочек он сразу забрал в партизанский отряд. Рассказывали, что маленькая Валя была ранена в шею и ее на самолете вместе с другими ранеными отправили на Большую землю. Что случилось – никто толком не знает. Дядя Яков долго искал ее после войны, но так и не нашел… А старшая Аня осталась в отряде и выжила. Дядя после войны женился второй раз. Их дети и сейчас живы, все самостоятельные, дружные, толковые.
После войны Яков Андреевич Ахремчик жил в г. п. Октябрьский. Женился. Новая жена приняла выжившую в годы войны Аню как свою родную дочь. От второго брака у бывшего партизана родились еще дочь и три сына.
Беседуем со старшим сыном от второго брака – Анатолием.
– Отец много рассказывал нам про войну, – вспоминает Анатолий Яковлевич. – Были и награды, но он был человеком скромным и почти никогда о них не вспоминал. Я помню главные – «За отвагу» и «Партизану Отечественной войны». В мирное время отец работал секретарем в Заболотском сельсовете, потом после переезда – бухгалтером в райсобесе. После войны отец долго искал свою младшую дочь Валю, которую на самолете отправили на Большую землю. До 1965 года писал письма в Подольский архив, в разные другие инстанции. На все его запросы из Подольска постоянно приходили письма, в которых был один ответ: «Самолет, в котором летели раненые, был сбит фашистами…» Но отец отказывался в это верить. В 1944 году, когда забирали дочку, он спросил фамилию летчика, чтобы потом можно было найти девочку. Фамилия летчика была Мамкин. Спустя годы, отцу попалось на глаза интервью корреспондента Ливенцева, который встречался с летчиком Мамкиным… Если летчик жив, то, значит, самолет сбит не был? Значит, девочка должна быть жива. Он снова и снова писал письма во всевозможные архивы, но безрезультатно.
Чувствуется, что горечь разочарования и сейчас живет в душе Анатолия Яковлевича. Он знал, что поискам своей младшей дочери Яков Андреевич посвятил фактически всю свою жизнь. Умер отец в 1979 году с надеждой на то, что Валя жива.
Ветеран Великой Отечественной войны Ахремчик воспитал хороших детей. Выжившая в годы войны старшая дочь Анна росла вместе со сводными братьями и сестрой. Окончила Минский педагогический институт и всю жизнь проработала учительницей начальных классов сначала в деревне Буда, затем в Лавстыцкой школе. Умерла в 2008 году.
Дети, родившиеся после войны, живы и здоровы. Людмила окончила Могилевский химико-технологический институт и осталась работать здесь же. По-прежнему живет в Могилеве и в настоящее время находится на заслуженном отдыхе. Три сына живут в городском поселке Октябрьский. Все дети Якова Андреевича очень дружны и всегда прислушиваются к слову старшего брата – Анатолия.

Могила неизвестна, но память вечна

Направить своих пятерых детей в советский тыл просил в марте 1944-го комиссар 123-й Октябрьской партизанской бригады имени 25-летия БССР Иван Яковлевич Старжинский. Бригадой руководил Герой Советского союза Ф.И. Павловский. На письме резолюция командира Полесского партизанского соединения И. Д. Ветрова: «Направить».
С помощью сотрудников Октябрьского районного Центра истории и культуры отыскали внучку партизанского комиссара – Раису Андреевну Чижик. Она всю жизнь посвятила работе с детьми – преподавала математику в средней школе № 2 г. п. Октябрьский. Опытного и грамотного учителя всегда ценили в педагогических кругах. Еще долгое время, находясь на заслуженном отдыхе, она трудилась на школьной ниве.
Благодаря Раисе Андреевне мы узнали о судьбе пятерых детей – Марии (1928 г. р.), Владимира (1930 г. р.), Веры (1937 г.р.), Михаила (1941 г. р.) и Нади (1942 г.р.), которых просил отправить в советский тыл комиссар партизанского отряда И. Я. Старжинский.
Мать Раисы Андреевны, Мария, рассказывала ей, что жену Ивана Яковлевича фашисты сожгли вместе с другими жителями Карпиловки. Пятеро детей остались живы благодаря совершенно посторонней женщине, которая детей Старжинского назвала своими во время жестокой расправы над партизанскими семьями. Мать сожгли прямо на глазах детей… Она похоронена в братской могиле в деревне Лавстыки. К памятнику мать Раисы Андреевны всю свою жизнь носила живые цветы…
…Дети были с отцом в партизанском отряде. В одном из боев Ивана Яковлевича Старжинского тяжело ранило в живот. «Бегите!» – крикнул он, истекая кровью, детям, которые находились рядом с ним. От тяжелого ранения он умер прямо на месте боя. Не удалось выжить и самым младшим – Наде и Михаилу.
Веру и Владимира забрали в Калинковичский специальный детский дом. С тех времен сохранилось пожелтевшее фото. На нем надпись: 8/VIIІ-1945 г. Самую старшую дочь Марию воспитывала в Бобруйске дальняя родственница. Потом девочка вернулась в свой родной Октябрьский район, работала дояркой в Затишье. В 18 лет Мария вышла замуж за председателя колхоза Андрея Бабинича. Кроме Раисы, был еще сын Владимир. Мария Ивановна умерла в 1978 году, когда ей было 50 лет.
Удалось пообщаться с дочерью сына И. Я. Старжинского Владимира Ивановича. Людмила Владимировна Колесникова, внучка партизанского комиссара, живет сейчас в Светлогорске. «Отец рассказывал, что дедушка, истекая кровью, приказал им, детям, бежать. Со всех сил они рванулись следом за взрослыми. Обессиленные, падали, поднимались и снова бежали. Выжить удалось. Затем оказались в детском доме».
После окончания школы Владимир Старжинский служил на Северном флоте, там женился и после службы вернулся с семьей в родные места. После окончания Горецкой сельскохозяйственной академии был назначен председателем колхоза имени Т. П. Бумажкова и жил со своей семьей в деревне Любань.
Людмила Владимировна рассказывает, что в то время к ним в Любань не раз приезжал Иван Дмитриевич Ветров. А это уже о многом говорит. Бывший командир Полесского соединения не забывал семью своего партизана, погибшего в самом конце войны.
Через некоторое время Владимир Старжинский переезжает в Светлогорск. Работает заместителем директора совхоза «Березина», который находится рядом с городом. Умер Владимир Иванович от инфаркта прямо на рабочем месте в 54 года.
Раиса Андреевна Чижик вспоминает, насколько он был заботливым, любящим братом и дядей.

Чижик Раиса Андреевна, внучка комиссара И.Я.Старжинского, бережно хранит семейные фотографии
Чижик Раиса Андреевна, внучка комиссара И.Я.Старжинского, бережно хранит семейные фотографии

В любую минуту готов был прийти на помощь, всегда поддерживал и словом, и делом своих сестер и их семьи.
У Владимира Ивановича Старжинского осталось четверо детей. Людмила, Александр и Валерий так и остались жить в Светлогорске. Виктора судьба забросила в Подмосковье. Сейчас он – военный в отставке.
Вера Ивановна Старжинская окончила институт в Минске, вышла замуж за однокурсника. Жила в Бресте, работала в школе учителем географии. Судьба отмерила ей недолгий век – в 34 года тяжелая болезнь унесла молодую женщину из жизни. Осталось двое детей. Сын отслужил в Афганистане, вернулся домой. Но через некоторое время умер. Дочь Веры, Татьяна Юрис, живет в Гомеле, работает преподавателем истории и философии в торгово-экономическом университете.
Летом 2012 года все поколения Старжинских (ни много ни мало – около 70 человек с зятьями, невестками, внуками и правнуками) встретились вместе в Бубновке. Вспоминая своего легендарного деда и прадеда, очень сожалели, что до сих пор так и не удалось найти место захоронения Ивана Яковлевича Старжинского. А так хочется принести на могилу цветы, поклониться солдату, воину, отдавшему свою жизнь за великую победу.
Р.S. Просим откликнуться тех, кому что-либо известно о судьбе маленькой Вали Ахремчик, отправленной на Большую землю в 1944 году из нашего района, тех, кто знает о последнем бое и месте захоронения комиссара 123-й Октябрьской партизанской бригады имени 25-летия БССР Ивана Яковлевича Старжинского.
Елена Старинович
Фото автора



2 комментария по теме “«… прошу вывезти моих детей за фронт, чтобы … дать возможность отомстить проклятым врагам за кровь жены и кровь нашего народа»

  1. К сожалению, Чижик Раиса Андреевна недавно ушла из жизни

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

  2. Здравствуйте. Какая есть возможность связаться с Чижик Райсой Андреевной по данной статье. Проживаю в Россий тел. 89118425204

    Рейтинг комментария:Vote +10Vote -10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.